Заказать звонок

Следуя другой американской традиции, Боб продал Скотту свой первый шлифовальный станок и научил им пользоваться. Примерно в 1985 году Скотт начал делать клинки в японском стиле. Совершенствуясь, он улучшал качество своих клинков и в 1990 году продал первые работы уже как ножевик, поучаствовавший в нескольких оружейных шоу в США, Франции (Париж) и Италии (Милан). Любопытно, что свою первую «хай-класс»- катану он обменял на... арабского жеребца! С тех пор его тачи, катаны, вакидзаси, танто, айкути и другие типы японского оружия востребованы во всем мире. К большой досаде Скотта, в Японии и Тайване его японские мечи не продаются — местные законы запрещают иностранцам делать и продавать японское оружие.

Скотт Слободиан 1 часть>>

Купить японские мечи в магазине настоящих самурайских мечей

Многие годы Скотт Слободиан был известным фотографом, который в свободное время занимался изготовлением клинкового оружия в японском стиле. Но в октябре 1994 года Скотт и Барбара продали фотостудию и целый год жили на арендованной вилле, пока их будущий дом строился в окрестностях Сан-Андреас. Вот тогда Скотт проявил все свои таланты: он выложил кафелем пол, сложил дымоходы для каминов, сделал своими руками все двери и, конечно же, мастерскую. И с той поры он стал профессиональным ножевиком, на досуге занимающимся фотографией.

ФИЛОСОФИЯ И ТЕХНИКИ СКОТТА

Купить японские мечи в магазине настоящих самурайских мечей Рассказ о творческом пути Скотта в таком самобытном деле, как изготовление ножей, следует начать с его философии, чтобы избежать недоразумений в дальнейшем. Мы должны понимать: все, что касается его работ, связанных с Японией, — это всего лишь «японизмы», а вовсе не традиционно японские мечи! Глядя на фотографии, вы поймете, почему так важно понимать, что он на самом деле делает.

Скотта интересуют не столько традиции буквального следования техникам прошлого (что очень часто сводится к простому копированию известных вещей), сколько художественная и эстетическая сторона дела. Для него важно впечатление, которое производит его работа. Как художник, он испытывает потребность сделать нечто большее, чем просто нож, даже если это нож с японским «привкусом». С французской точки зрения, такой подход предполагает философское осмысление — «что есть настоящая экзотика». Но в Америке все гораздо проще и не так интеллектуально обоснованно. Во-первых, на жизнь Скотт зарабатывал профессиональной фотографией, и у него не было времени, чтобы долго, как в старой Японии, ковать клинки. Во-вторых, сначала его мастерская располагалась в собственном доме в Голливуде, и идея поставить кузню в столь населенном районе была бы просто абсурдной, и это было бы незаконно. Поэтому ему пришлось, со всеми предосторожностями, мастерить свои клинки «гаражным методом» — на коленке. Он шлифовал их в саду, подальше от фотостудии (такой белой и чистой!), потому что абразивная пыль - лучшее средство испортить дорогостоящие линзы Zeiss и фотокамеры Hasselblad. Из-за всех этих ограничений и собственных убеждений Скотт до сих пор более предан идее, духу японских клинков, чем их техническим характеристикам. В Японии специалисты четырех и даже пяти разных ремесел делают одну и ту же вешь. Конечно, клинок - это самая сакральная часть меча, и его состав, его стиль, его форма определяются лишь Мастером-Кузнецом. Но вот клинок сделан и оказывается в руках полировщика, который доводит его до зеркального блеска и проявляет линию хамон. Этот этап считается очень важным в Японии. Специалист по хабаки — еще один мастер, который отделывает работу для заказчика. Затем еще один мастер, очень близкий к ювелиру, выполняет специальные принадлежности (ко-ширае) и декорирует их, обычно в созвучии с основной темой, придавая новое звучание всей работе. Затем работу продолжает мастер по рукоятям, обертывая ее шкурой ската и изысканно оплетая шелковым шнуром. Наконец, последний мастер делает ножны и соединяет вещь в единое целое. Очень часто еще один мастер делает специальную ширасайя (защитные ножны) и рукоять из древесины магнолии, чтобы сохранить клинок от сырости и ржавчины, когда он не используется.

Но Скотт Слободиан — это человек-оркестр. Он утверждает, что все эти виды работ доставляют ему одинаковое удовольствие, что это никогда не надоедает ему. Конечно, основные типы и общие формы японского оружия строго предопределены, но вне этих границ вес вариации «на тему» практически безграничны и просто поразительны.

Американский мастер авторских ножей Скотт Слободиан (Scott Slobodian)

Скотт Слободиан как практичный американец, знает, где и как он сам хочет использовать различные техники. Как было сказано, его первым шагом было использование «гаражного метода» для изготовления клинков вместо их ковки. Вначале он делал исключительно плоскую полировку на сталях 1045 и 1060, но сейчас использует только марку 1050. Все его клинки из углеродистой стали закаляются в глине в традиционной японской манере: начерно шлифуются и покрываются специальной глиной, затем закаливаются либо в холодной воде (сталь 1045), либо в масле (сталь 1060). Сталь марки 1045 дает неровную линию хамон с сильной кристаллизацией, 1060 позволяет получить более ровную линию на более твердом клинке. Но Скотт считает, что отличная углеродистая сталь марки 1050, которая калится в холодной воде, очень напоминает по качеству классическую японскую композитную сталь ручной работы. Его клинки имеют твердость 59 по Роквеллу на лезвии и 42 на обухе.

Полировка делается вручную с помощью наждачной бумаги (сухой или влажной), постепенно утончаемой до уровня 2000, что дает превосходный результат без затрат бессчетных часов, как при обработке клинка на шлифовальном камне. Есть еще кое-что неяпонское в работах Скотта: он использует редкие, экзотические породы дерева, доступные в США, но которых нет и не было в Японии 50 лет назад. Зная любовь японцев к красивым материалам и вообще ко всему натуральному, можно утверждать, что мастера использовали бы все эти модные материалы, если бы они там были. Тюльпановое дерево, змеиное дерево, коко-боло, бокоте, железное дерево, розовая слоновая кость, все эффектные разновидности капов.